«Он прочен, твёрд, как Русь!». Президентская библиотека ко дню открытия Благовещенского моста

3 декабря (21 ноября по старому стилю) 1850 года состоялось торжественное открытие первого постоянного моста через Неву — Благовещенского. Санкт-Петербург часто называют Северной Венецией, поскольку город испещрён множеством рек и каналов, а связующим звеном между островами являются мосты. Их около 800, и каждый имеет свою историю, свои конструктивные особенности и неповторимый архитектурный облик.

На портале Президентской библиотеки можно ознакомиться с электронной коллекцией «Мосты Санкт-Петербурга», насчитывающей около 900 документов и материалов. Это фотографии мостов, элементов их конструкций, деталей, декоративных элементов (фонарей, решёток), снимки, сделанные во время строительных и реставрационных работ. Здесь также представлены планы Санкт-Петербурга с указанием местоположения мостов, чертежи проектов, дела об отпуске средств на содержание переправ, изобразительные материалы с видами мостов города второй половины XIX – начала XX века и другие документы.

Первый постоянный разводной мост соединил Васильевский остров с Английской набережной. За свою историю мост несколько раз менял названия. Открывали его как Благовещенский, в 1855 году он стал называться Николаевским, а с 1918 года – мостом Лейтенанта Шмидта. В 2007 году мосту было возращено первоначальное название – Благовещенский. Мост расположен между площадью Трезини на Университетской набережной и набережной Лейтенанта Шмидта на правом берегу и площадью Труда на Английской набережной на левом берегу Невы. Первая постоянная переправа через Неву была расположена именно в этом месте, еще до строительства моста. Мост восьмипролётный, металлический с разводным двукрылым пролётом посередине. Предназначен для движения автотранспорта и пешеходов.

В фонде Президентской библиотеки хранится работа российского историка, краеведа Петра Столпянского «Старый Петербург. Дворец Труда» (1923), в которой приведены интересные факты, связанные со строительством моста. В апреле 1842 года в петербургских газетах появилась заметка, в которой говорилось: «Носятся слухи о постройке постоянного моста на Неве». К этому сообщению редакция сделала дополнение: «Предприятие[,] достойное нашего века. Памятник вровень с железною дорогою в Москву!».

И разговоры тотчас начались: «…никакого нет сомнения, что такой мост на Неве построить можно», «…есть ли у нас на Руси что-нибудь невозможное, где исполнители воли царской жертвуют всем для быстрого и точного осуществления его (императора) мысли, клонящейся к благу народному. Усердие всё превозмогает – вот девиз, глубоко врезанный в душе верноподданного, с этим девизом едва ли что-нибудь встретится невозможное».

Несмотря на это убеждение, всё же при постройке невского моста оставались сомнения: какую же крепость мост должен иметь для сопротивления напору льда? Не менее любопытен для обывателей был и другой вопрос: какой лёд может быть для моста опаснее – осенний или весенний? Сила льда при быстром ледоходе бывает очень велика: рассказывают, как пишет Столпянский, что «бродячий весенний лёд на озёрах, будучи гоним ветром, надвигается нередко на несколько сот сажен с воды на берег и ходом своим срывает встречающиеся строения». Автор продолжает: «…много надобно соображения и опытности инженерам для постройки прочного и удобного моста подобного рода, как постоянный чугунный мост через Неву».

6 ноября 1842 года было опубликовано «Положение о сооружении в Санкт-Петербурге постоянного моста через реку Неву». Архитектором выступил Александр Брюллов, а инженером, проявившим «опытность и соображение» в постройке нового моста, – выпускник Института путей сообщения Станислав Кербедз. В фонде Президентской библиотеки хранится журнал Министерства путей сообщения (книга четвёртая, 1899 года издания), в котором о российском инженере С. В. Кербедзе написано следующее: «Первые годы службы Станислав Кербедз посвятил учебной деятельности, преподавал прикладную механику в институтах путей сообщения и горном и в офицерских классах главного инженерного училища. В 1842 году он принял предложение занять ответственную должность директора по сооружению первого в Санкт-Петербурге постоянного моста через Неву (Благовещенского, ныне Николаевского). Кессонные основания гидротехнических сооружений в то время не были ещё известны, и производство работ в глубоком илистом невском русле представляло громадные затруднения, которые с блестящим успехом были преодолены молодым директором работ моста. Мост этот был торжественно открыт императором Николаем I. С. В. Кербедз, лично известный императору, неоднократно посещавшему при своих прогулках по городу работы моста, был произведён в генерал-майоры, хотя лишь за семь месяцев перед тем он получил за отличие чин полковника».

Работы по строительству моста планировали завершить в 1846 году, но стройка затянулась, и только 21 ноября 1850 года состоялось открытие. Пётр Столпянский так описывает событие: «Торжество это заключалось, конечно, в молебствии, после которого Николай со своими сыновьями пропутешествовал пешком через мост на Васильевский остров, назад он поехал в открытой коляске вместе с наследником, в других экипажах следовали остальные его сыновья и герцог Лейхтенбергский, муж его дочери Марии Николаевны. Народ кричал „ура!“, бежал за коляской, хватался за колёса, российский патриотизм проявлялся вовсю. А в литературной газете „Северная Пчела“ в день открытия моста были помещены стихи известного петербургского драматурга и театрального критика Рафаила Зотова, посвящённые знаменательному событию: „Он прочен, твёрд, как Русь! / Века он простоит свидетельством могущества и славы…“. Николаевский мост являлся замечательным сооружением, значение его для Петербурга было громадно. В литературе того времени писали: „Любимая прогулка теперь – Благовещенский мост, драгоценное ожерелье красавицы Невы, верх искусства во всех отношениях! Мост прельщает в двойном виде. Днём он кажется прозрачным, будто филигранный, лёгкий, как волны, а при полночном освещении является громадною массою, соединяющей между собою два города…“».

Кто-то из современников события, как передает Пётр Столпянский, сделал такой вывод: «Если бы кто-либо из иностранцев желал узнать, как и чем сильна Россия, ему надлежало бы присутствовать при открытии моста 21 ноября. Когда громовое „ура!“ раздавалось в воздухе, когда все сердца сильно бились одним русским чувством…».

.

Источник: Пресс-служба Президентской библиотеки. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *