Славянские объятия: Ели ВИДЕВА

Ели ВИДЕВА

БОЛГАРИЯ

 Математик в поэзии – это уже почти метафора. И, если мы хотим найти какие-то „математические” следы, то мы могли бы конечно указать на категоричность суждений („Много камня и тёрна растут в поэтической ниве”), на характер поэта, на ее открытость и прямолинейность, на ее позицию в жизни, на силу духа, на неистощимую готовность задавать вопросы… Но все-таки, разве эти следы по своему духу только „математические”? Ведь именно поэт призван задавать вопросы! Сама поэзия Ели Видевой не одноплановая. Есть такая лирическая глубина в ее стихах, что даже математика отступает. Тематическая полнозвучность и разнообразие образов, умелое идентифицирование с природой, живопись окрестности и души, которая не кричит, она не признает фовизма. Эта живопись мягкая, пастельная, задумчивая, предлагающая второй план, появляющийся из философского созерцания… Такая поэзия живет как эхо нашего внутреннего голоса и не откликнуться на нее просто невозможно…

Елка Няголова

 

ЖИЗНЬ

Один отец мой пьет вино.

Печален он – меня нет дома.

Мне ж за двоих судьбой дано

Идти по тропам незнакомым.

 

Со мной он рядом каждый день –

Идем дорогой общей.

Отец мой, суть моя и тень…

Дорога, жизнь… И что короче?

Перевод Лидии Жаровой

.

АРИФМЕТИКА

Умножила ночи.

Разделила дни.

Прибавила детей,

Возвела в степень забот.

Вычла судьбу…

Кто рассчитает корень

нашей любви?

Перевод Лидии Жаровой

.

ПАСТОРАЛЬ

Упал листок на мокрый зонт.

А ветер дул, крепчая…

Так грустным осликом уйдет

И жизнь с горбом печали.

 

С последним сорванным листом

Уйдут и плоть, и мысли…

Над этим сломанным зонтом

Жизнь света вспыхнет в мыслях.

Перевод Лидии Жаровой

.

ПОЗИЦИЯ

Много камня и тёрна растут в поэтической ниве.

Нам удастся ли вычистить это за целую жизнь?

Мы встречаемся грязные, грустные с вами, но живы

С верой в то, что добро сбросить камень поможет с души.

 

Будем каждый орать свой клочок поэтической нивы.

Мы впряжёмся в плуги, не взирая на страхи и боль

Будем семя сажать, семя звонких идей совестливых,

С верой в то, что от них к нам приходят и свет, и любовь.

 

Остановит когда-нибудь бег наш упорное время

И просеет сквозь мелкое сито и слово, и стих.

И оставим потомкам, когда упокоимся в землю,

Кроме грешной души некий цвет, некий миг. 

Перевод Владимира Стафидова

.

ФЕВРАЛЬ

Опять в феврале налетят белоснежные бури.
Наивные почки к несчастью в саду заметёт.
Холода налетают и как всегда бедокурят.
Надеюсь  огонь мне  озябшие руки спасёт.

Во дворе, за забором воет собака соседа,
От ветра глаза закрывая кружИтся в снегу.
Как боль прозвучит мой вопрос в пустоту без ответа:
Почему я как пёс без тоски даже дня не могу.

Потихоньку огонь исходит во двор за ворота,
Возьмётся за снег и когда все снега отструят,
Тронется в путь подгоняем взволнованным ветром
Зажигая цветы и цветы до утра устоят.

Перевод Владимира Стафидова

 . 

ДЕРЕВО

Клён на улице разделся,
Сбросив ворох рыжих листьев.
И кофейные ладони
В небо тянутся со свистом.
Разгулялись дождь и ветер.
И стучатся прямо в окна.
Барабанит здесь – не где-то,
Обещает зиму долгой.
Небеса в кольчугах серых
Грозным облаком нависли.
Клён от боли сбросил бедный
Ржавых дней своих страницы,
Неудавшегося лета
Среди площади центральной.
Зиму ждёт по-человечьи
Он с тоскою нереальной.

Перевод Владимира Стафидова

.

СЕЗОН ВЕЛИКИХ ОЗАРЕНИЙ

Сезон великих и не очень озарений
Ведёт себя по собственным законам,
Когда душа без всяких ухищрений
Уловит суть в пространстве за оконном.
Когда душа – тончайшая мембрана,
Не так легко на всё махнуть рукой
Сбежать тревог, обиды и обмана,
От коих холод веет вековой.
К утру придут, сомнут тебя в комочек
Других и не заметят измерений.
Кофейный по палитре вечерочек
Как отпечаток наших скудных мнений.
И с каждым днём иному хуже спиться.
И он не раз меняет потные рубахи
И он нам хлеб к утру испечь стремится
Чтоб не замёрзли в зиму бедолаги
Её иначе не переживёшь…

Перевод Владимира Стафидова

 

Об авторе: 

Ели ВИДЕВА

Родилась в городе Хасково, Болгария. Окончила факультет математики в Пловдивском университете имени Паисия Хилендарского, менеджмент образования в Университете национального и мирового хозяйства в Софии и информатику во Фракийском университете в г. Стара Загора. Работала учителем математики и информационных технологий в г.Хасково. Председатель Клуба деятелей культуры города Хасково. Автор книг стихов: «Огонь под дождем», «Дом», «Версия Жизнь», «Небесный всадник», «Слова о дальнем», «По оси», «Оживляю», «Под грушей кривой», «Проекции сферической природы» и «Палимпсест». Лауреат национальных наград и Большой европейской награды в г.Куртия де Арджеш, Румынии. Ее стихи переведены на многих языках.

Член Союза болгарских писателей, Союза математиков Болгарии и Славянской литературной и художественной академии.

  1. Елка Няголова

    Эта новая для журнала рубрика — «Славянские объятия», встречается с исключительным оживлением и интересом во всем славянском мире. Члены Славянской литературной и художественной академии счастливы, потому что русский язык открыл гостеприимно свою дверь для поэтов из Сербии, Болгарии… Предстоят публикации авторов из Хорватии, Черногории, Словакии, Чехии, Польши, Словении и т.д. И тут мне хочеться поблагодарить председателя Редакционного совета Дмитрия Мизгулина и главного редактора Владимира Хохлева за доверие и сотрудничество! Нет, не то — за объятие! Спасибо, друзья! Только так — ВМЕСТЕ, наш общий дух сохранится. И это не мало, поверьте…

Добавить комментарий для Ели Видева Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *