Галина ШУБНИКОВА — Из конверта слова…

Галина ШУБНИКОВА
Советск Кировской области

Об авторе:

Галина Шубникова живёт в городе Советске Кировской области. Окончила Советское медицинское училище. Выпускница Литературных курсов Челябинского государственного института культуры. Автор пяти поэтических книг: «Морозное яблоко», «Вятская тетрадь», «Синяя тишина» и др.              

Публиковалась в журналах «Подъём» (Воронеж), «Петровский мост» (Липецк),  «Бельские просторы» (Уфа, ),  «Нижний Новгород»  «На русских просторах» (Санкт-Петербург), «День и ночь» (Красноярск ),   «Гостиный дворъ» (Оренбург), «Чаша круговая» (Екатеринбург),  «Урал» (Екатеринбург), «Литера» (Й-Ола, 2023)

Член Союза российских писателей

 

***

Из конверта слова

крыльями бабочки –

воздушные, невесомые —

осыпаются.

Вчера ещё был рассвет,

сегодня  осы кусаются –

горячие лампочки.

И жужжат нескончаемо

над конвертом.

А на пальцах –

пыльца….

 

***

Ю. К.                                         

 

Имя травы – тебе.

Именем дорогим.

Как разглядеть во тьме

неуловимый дым?

Как сосчитать его

кольца на высоте?

Не опьянит вино

в жизненной маете.

Слово — и день, и ночь —

Выболит, догорит,

но не исчезнет прочь.

Имя травы – говорит.

 

***

Синяя ночь поглотила и воздух, и время.

Не превозмочь. Слова иссыхают.

Утра дождутся. Белёсого робкого света.

Громом взорвутся. Вёслами взрежут по ветру.

Тенями сольются и — ко́сами наземь небрежно.

Не удержать…

 

***

Синие сумерки вьются над То́лшмой,

звук издалёка – печалится птица.

Что же, душа ты моя заполошная,

мечешься, бьёшься в неволе синицей?

Нет ни гнезда тебе тут, ни пристанища.

Воздух так свеж, и туман по-над речкою.

Травы завянут, и осень обманная

хвост листопадный закрутит по Млечному.

Осень над То́лшмой. Душа над обрывами.

Звёздное небо. Скамья деревянная.

Только берёза внизу сиротливая

веточки тянет к больной и израненной

светлой душе, что плутает и молится,

искрами сыплется в ночь звездопадную

и засыпает, устав, обездоленной –

кем-то непонятой,

кем-то разгаданной…

 

***

…Сколько правды у нас закопали!

Память вечную пропою…

 

Протоиерей

Отец Андрей Логвинов

 

Сколько лет закапывали правду,

поливая кровью и бесчестьем.

Боже, Боже, разве прав ты —

кануло святое, да в безвестье?

Боже прав. Но как найти смиренье?

Правда вновь приравнена к пороку.

Ниспошли своё благословение…

Правду откопать — немного проку,

если в жилах мутная водица,

чрево наполняется в угоду.

Пусть вспорхнёт невиданною птицей

правда из темницы на свободу.

Боже, Боже, хватит ли нам силы

устоять на вымоленной правде?

Бог ответит светом белокрылым

и любовью, что в глазах не спрятать.

 

***

Из снега шились небо и земля.

Земля белела.

Небо стало серым.

И нити ледяного бытия

светились тенью оголённых нервов.

А снег летел и падал равномерно

и пухом согревал земли нутро,

Она же неумело леденела.

Снег падал больно, страшно и легко.

А вопль ветров

сквозь неба молоко

рвал нить моих шагов несмелых.

 

***

Хрустом пугает мороз за окном,

глядит крутолоба луна.

Кружатся мысли веретеном.

Одна.

Качнутся деревья, куржак* облетит –

время немой пустоты.

Скрипнет калитка.

Сердце взболит.

– Весточка вечности?

Ты?

*куржак — иней на ветвях деревьев из-за резкого перепада температуры.

 

***

Снег пеленает – пушистый, несмелый,

Холод по венам деревьев струится.

От куржака словно белые стрелы –

Ветви деревьев. И белые лица…

Скрип из-под ног – недовольною птицей.

Вдох – застывают и сердце, и звуки.

Долго душа будет белым томиться

на перепутье любви и разлуки.

Как перепутье неловко и стыло:

Звонким ручьём ли, витражною лужей

белые крылья заменит лениво

на палантин зеленеющих кружев.

 

***

Сонно глядит вода

Видит во мне себя

Я на нее смотрю

Слёзы рукой сотру

С каменного лица

Сброшенного кольца

Кольцами по воде

Чёрными по судьбе

 

***

На все пуговицы плотно

Нет дела до пустоты

А под снегами мокнут

Люди, кусты, мосты

Всё неживое – в вечность

Горькой слезой уйдёт.

Платье моё подвенечное

Чёрный отсчёт ведёт.

 

***

«Это на том берегу» –

Дрогнуло слово.

Светом его сберегу,

Словно осколок,

В кровь расцарапает звук

Мысли и сердце.

Речкою время разлук,

Крест в полотенце…

 

***

Сад становится иным на рассвете,

Ветку тронешь и поймёшь, время – пепел.

Словно снова сквозь меня пролетело,

Зацепило, теперь раной –  всё тело.

Сад иной и ты иной на рассвете,

Словно вечность на росе заприметил.

Замираешь и живёшь в этой капле,

Силы на день или два, может, хватит…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *